«Тётки превратились в молоденьких девочек-припевочек». История американского тренинга.

Сегодня в моем блоге интервью! Моя собеседница – Анна Кочемасова, предприниматель, директор Краевого агентства содействия предпринимательству в Хабаровске. Этим летом Анна провела один месяц в Америке – участвовала в 4-недельном  курсе для женщин. О своих впечатлениях о поездке Анна ежедневно рассказывала в своем блоге.

Ну а мне как бизнес-тренеру было любопытно узнать, как в Штатах проводятся тренинги, насколько они отличаются от тех, что делаем мы в России, какие методы используют – словом, всё-всё, что может продвинуть вперед меня и моих коллег.

Однако наша двухчасовая беседа получилась не столько о методологии тренинга, сколько о более глубинных жизненных вещах: о месте женщины в современном мире, о расширении границ и о счастье.

– Анна, расскажите о программе. Что изучали, для чего?

– Это программа организована компанией ExxonMobil специально для женщин. Компания сама номинирует женщин, работающих в поддерживающих структурах в странах своего присутствия. Были представлены компании, поддерживающие в своем регионе малый бизнес, адвокатирующие интересы отдельных групп населения. Были представительницы микрофинансовых организаций для женщин, аграрных предприятий, миссионеры. Для участниц это полностью бесплатно: и обучение, и пребывание, и дорога. Такой социальный проект. Программа очень старая – представьте, что мы были 66-й группой, а группы собираются раз в год! Правда, в этом году программу подсократили в части последующего сопровождения, а раньше каждой участнице выделяли наставника, который ее поддерживал некоторое время после тренинга.

Нас было 26 женщин из 15 стран: Аргентины, Египта, Гайаны, Индонезии, Берега слоновой кости, Либерии, Мексики, Мозамбика, Новой Зеландии, Нигерии, Папуа Новой Гвинеи, Румынии, России и ЮАР.

Мы изучали проектное управление, бизнес-модели, финансы. Основательно затронули темы лидерства, эмоционального интеллекта, переговоров, публичных выступлений.

Каждая участница на первой неделе презентовала свой проект. Это было сделано не только для того, чтобы все как следует между собой перезнакомились, но и подсмотреть друг у друга идеи, получить обратную связь. Я презентовала нашу программу «Начинающий предприниматель».

Многое, как и в любом тренинге, делали в подгруппах. Большой кусок программы проходил на выезде: на неделю нас вывезли в небольшой городок Аннаполис, мы получили возможность посмотреть изнутри разные бизнесы.

– Почему программа женская? Что такого женского в нее привнесли организаторы?

– Цель любого социального проекта – помогать «обделённым». Вот Exxon и выбрал «обделённую» категорию. Я слушала, что рассказывают эти прекрасные разноцветные женщины об отношении к себе в своих странах, и радовалась, что живу в России, и что у нас такого нет. В некоторых африканских странах женщину запросто могут лишить её имущества. Обвинить вдову в том, что она ведьма, убила своего мужа, закидать ее камнями. Муж может тебя не понять, если ты просишь в сексе пользоваться средствами защиты –обвинит тебя в том, что заразилась чем-то. То, что у тебя нет сил больше рожать детей – не аргумент.

Если ты отказываешь мужу в близости, он имеет полное право пойти к проститутке или к любой другой женщине. И ты при этом будешь виновата в развале семьи. Эту идею истово поддерживают женщины старшего поколения. Свекровь одной участницы из Мексики сказала ей перед отъездом:

– Как это ты уезжаешь от мужа на 4 недели? Готовься к тому, что, когда ты вернешься, у тебя уже не будет мужа.

В английском языке есть два понятия: sex и gender. Оба слова переводятся как «пол», но они про разное. Sex – это про то, что женщины могут рожать детей, а мужчины – нет. А вот gender – это про разные модели поведения мальчиков и девочек, про разницу воспитания и про отношение общества к тому, как ведет себя женщина и как – мужчина.

Я поняла, что и у нас в России есть «особое» отношение к женщинам. Когда мужчина рассказывает о том, как он провалил свой бизнес – он крутой тренер, а когда женщина даже не провалила проект, а только оступилась, – она «баба-дура».

Знаете, для меня это никогда не было больным вопросом, я просто про это не думала. Но там эта тема меня всколыхнула – я поняла, что и у нас есть «особое» отношение к женщинам, просто проявляется оно не так показательно!

Вот смотрите, у нас в Хабаровске есть два мнения про женщин-предпринимателей.

Первое: ты такая успешная, потому что  ты стерва. Те, кто так говорит, просто не думают о том, что твоя жесткость обусловлена всего лишь конкретной профессиональной ситуацией. Это есть, и это очень обидно и неприятно.

Второе: ты – «баба-дура». Я с этим столкнулась пару лет назад, когда выиграла грант на производство печенья, и один предприниматель мне кричал:

– Как ты могла его получить? Ты же дууура!..

Его коробило, что я допускала ошибки в своем бизнесе и еще и в журнале об этом писала. Как я могу вести курсы для предпринимателей, если ошибаюсь и еще и прилюдно об этом рассказываю?А я рассказывала, какие ошибки делала, какие уроки из них вынесла – для того, чтобы другие предприниматели не наступали на те же грабли.

Всё бы ничего, но параллельно с этим один предприниматель, проваливший свой бизнес, сделал курс, в котором рассказывал пошагово обо всех своих ошибках. И о том, как бы он поступил сейчас в тех ситуациях. Народ его слушал и говорил: вау, какой крутой тренер!

То есть когда мужчина рассказывает о своем провале – он крутой тренер, а когда женщина даже не провалила проект, а только оступилась, – она «баба-дура». Понимаете?

Мы говорим, что у нас этого нет – но на самом деле эти гендерные стереотипы есть! Я не знаю, что с этим делать. Наверное, просто не надо концентрироваться на этом. Просто жить своей жизнью – всегда будет кто-то, кто по-другому думает. Перевоспитывать планету – дело неблагодарное.

Еще женский аспект был сильно учтен в дизайне тренинга и даже в организационных вещах. Организаторы очень хорошо понимают, что женская программа – очень сложная, очень эмоциональная. Мы даже делали плакат «ведро крабов». Это как банка с пауками – крабы наступают друг на друга, лезут по головам. Так и женщины – каждой важно высказать свою боль, быть услышанной, сделать так, чтобы возобладала ее точка зрения. Все эмоционально больные точки мы как раз и проработали на первой неделе. Организаторы как будто дали проткнуть шарик, наполненный негативными эмоциями. Чик! – выпустили пар – и пошли дальше. И благодаря этому у нас в групповой динамике не было «точки кипения» в середине – все перекипело в первую неделю.

То, что программа для женщин, учитывалось даже в том, где нас размещали и где мы останавливались перекусить. Организаторы заботились о том, чтобы поблизости был шоппинг-молл, но не совсем рядом – чтобы дамочки не убежали в шоппинг вместо учёбы.

– Чем этот тренинг принципиально отличался от тех программ, которые Вы проходили ранее в России?

– Было одно очень заметное отличие. Я раньше никогда не видела такого проработанного выхода из тренинга. Для меня он был неожиданный и очень правильный.

За неделю до финиша участницы уже стали говорить: представьте, мы уже скоро поедем домой и сказка кончится. Думаю, организаторы слышали это 65 раз до нас. В предпоследний день тренинга нам тренер говорит:

– Вот пройдет буквально 2 дня, и вы  окажетесь дома. А что там? Дети, которые тебя не видели 300 лет. Недовольный муж. Кавардак.

И правда. Тут-то, в гостинице, ты привыкла, что номер за тобой убирают,  ты не задумываешься о стирке и готовке на семью, ты свободная 4 недели. Привыкла такая, приехала домой, а там – чух! – здрасьте!

Пришла на работу –  а там не лучше. Твой коллега забрал твой участок работы – думаешь, он доволен этим? Ты-то в Америке отдыхала, а он тут пыхтел. И он вообще не понимает, почему это ты туда поехала, а не он. Начальнику вообще до лампочки, где ты там шарахался, а ты тут лезешь с какими-то идиотскими идеями…

Много чего подобного может ждать. Мы про это совсем не думали! Но организаторы заставили нас подумать и проработать возможные негативные ситуации.

Один из методов, которым в этом тренинге пользовались достаточно часто – это инсценировка ситуаций. Сделали 4 группы, раздали в каждую по 4 карточки:  две из них касались ситуации «я вернулась домой»,  две – «я вернулась на работу». Как это произойдет? Разыграйте.

Сначала это было очень весело, все хихикали. Но вместе с тем и очень печально. У меня было задание: вот ты вернулась на работу, тебе очень хочется со всеми поделиться своими эмоциями, ты пристаешь ко всем, а все реагируют негативно: кто психует, кто недоумевает, кто просто тебя отпинывает.  Игра игрой, но я четко поймала себя на том, что хочу сказать: ну вас к черту, увольняюсь я с этой работы и уезжаю обратно в Америку!

После этого мы прорабатывали решения: как сделать так, чтобы ситуации возвращения не складывались столь печально. Все вместе думали – как стоило бы поступить в этой ситуации? К примеру, сделать вечеринку и пригласить всех уже в нерабочее время – и там поделиться эмоциями. А если хочется поделиться идеями, а люди их не готовы воспринимать сейчас из-за эмоциональной подоплеки – записать все идеи и пустить в рассылку.

Для нас это оказалось очень важно, ведь и правда – сказка заканчивается в полете, и эффект после возвращения, если бы все это не проработали заранее, мог бы быть очень плачевным.

– А как бы Вы сформулировали основной результат тренинга для себя?

Знаете, в какой-то момент тренинга девчонки-участницы стали открываться и признаваться: я сюда попала в состоянии, когда уже готова была самоубийство совершить. У меня, может, не так все критично было, но я тоже была близка к нервному срыву. Поэтому важно было из тренинга выйти в продуктивном состоянии и не выпасть из него по возвращении.

Я и правда как будто от электросети подзарядилась. Очень взбодрилась, посвежела. Отдохнула. Дочка смотрела на мои фотографии из поездки и спрашивала меня:

– Мама, ты на фотках такая красивая, потому что рядом нет нас? 🙂

Дело, конечно, не в этом. Я просто насладилась каждой минутой.  За счет чего? За счет смены обстановки, смены страны, даже смены языка. Мозг вынужден был переключиться с одних задач на совершенно другие – к примеру, как «выжить» в новой языковой среде.

Я там была вообще не такая, как здесь. Не лезла ни в какие споры. Не стремилась в обязательном порядке высказаться, продавить свои мысли. Мне это не было жизненно важно, как многим другим участницам. Я вдруг оказалась в ситуации, где мне не надо и не хочется быть лидером. Это, оказывается, так интересно!

Мне было жутко любопытно: вот я русская здесь – когда я это почувствую, увижу настороженность, услышу шуточки?

И еще мне в первые дни было жутко любопытно: вот я русская здесь – когда я это почувствую? Когда увижу от организаторов особое отношение к себе, опаску, что поведу себя не так, что ляпну не то? Когда начнутся шуточки про Путина, про русских?

Но ничего подобного не случилось. Как будто нет этой проблемы русских в мире! Может, её и правда нету?..

Зато я увидела особое отношение к африканцам. Организаторам важнее было, чтобы именно они не почувствовали себя обиженными, обделенными. Им в первую очередь давали высказаться. И мне было очень комфортно, что я не привлекаю к себе излишнего внимания и не должна из кожи лезть вон, чтобы кого-то победить, что-то выиграть.

– А были ли в тренинге какие-то мотивационные компоненты? Для большинства бизнесовых тренингов сейчас это очень важно.

Я вам скажу важную вещь. В финале тренинга я как раз попросила 3 минуты, чтобы озвучить мысль, которая у меня вызревала много дней, пока шел тренинг. И наши организаторы потом меня благодарили за то, что я сформулировала основной маркетинговый посыл этого мероприятия, его главную миссию.

Этот тренинг был не про новую информацию, не про то, чтобы кого-то научить чему-то. Не про то, чтобы развить компетенции. Потому что всего этого очевидно не может не знать человек, которого как лучшего от страны номинировали на это мероприятие.

Все эти женщины у себя делают что-то хорошее для своего сообщества.

Ценный ресурс в лице этих женщин – со знанием, опытом, желанием кому-то помочь – рискует сдохнуть, как мушка, высосанная в паутине.

Но именно потому, что они что-то делают-делают-делают на совесть – они начинают иссыхать. Просто иссыхать. И получается, что ценный ресурс – со знанием, опытом, желанием кому-то помочь – рискует сдохнуть, как мушка, высосанная в паутине.

И вот если эту тётеньку – уставшую, иссохшую, на грани нервного срыва – вовремя изъять из этой выматывающей ситуации и поместить в ситуацию, где её ценят, любят, дают высказаться, слышат, устраивают вечеринки, постоянно обнимают, говорят «ты молодец», создают комфортную окружающую атмосферу и удобную инфраструктуру –  тётенька начинает радоваться, бодриться, расцветает, возвращается в свое место и светит солнышком, согревая и заряжая окружающих.

Тренинг вот про это. Дать человеку возможность перезарядиться. Но нельзя ведь просто отправить серьезного деятеля на экскурсию в США для перезагрузки. Надо ему дать какую-то полезную информацию. Обучение – очень пристойный повод. К слову, нас ни разу не отпустили «на халяву» раньше времени. 8.30 начало, 17 с гаком – финиш. И все сидят и чертят блок-схемы какие-то. Ну зачем тебе  складывать эту схему? Что она  в твоей жизни решит?

Но тётки увлекались. Как будто в какой-то игре участвовали – играли и с этими блок-схемами, и с инсценировками… Выпустив пар, они играли от души и с удовольствием, как будто превратились из замороченных проблемами бизнес-леди – в детей, вот прямо  в девочек-припевочек. Поиграли, похихикали, научились еще раз, приобрели много новых друзей. Каждый новый друг – это вообще другой мир. Другие эмоции, другой опыт, другое общение. Это обогащает и развивает мозг, плоский после хабаровского взгляда на вещи.

– Получается, что весь тренинг – про мотивацию?

– Да. Дать новую жизнь, подзарядить по всем статьям и отправить обратно – вот в чем главная цель. Я уверена. Если бы они не ставили этой цели, они бы не потащили нас в Аннаполис. Мы бы сидели 4 недели в Вашингтоне, и они бы смирились с тем, что кто-то регулярно выезжает на выходные куда-то сам по себе. Но они заморочились – на неделю  вывезти толпу дамочек на автобусе с этими жуткими чемоданами, весь наработанный на тренинге скарб с собой повезти, в Аннаполисе воссоздать весь интерьер нашего тренингового зала в Вашингтоне.

У нас в расписании было несколько неформальных встреч, начиная с международной ночи и заканчивая приемом в доме руководительницы, чей муж уже смирился с тем, что на лужайке у его дома тетеньки там что-то делают. Один из оплаченных приемов заменили на выход на яхте в море.

Был еще один важный для меня момент. Когда стало ясно, что меня номинировали, мне сказали: давай делай визу – мы ее оплатим.  Оплатим и твою поездку на поезде за визой.  А как ты поедешь из своего Хабаровска в Америку? Может, ты на машине до Москвы доедешь?

Я разработала несколько вариантов своей транспортировки туда с примерными ценами и отправила им.  И знаете, что они сказали? «ОК, выбери тот вариант, который тебе больше всего нравится, который тебе удобнее и приятнее».

И вот смотрите: нас 26 человек, и на другом конце мира, в Америке сидит седая женщина Катерина из Венесуэлы (а мы-то думали, что она молодая девочка) и пытается довезти 26 теток комфортным для каждой из них путем в Америку. Это было очень круто!

Номер для меня был забронирован. Когда мы обратно уезжали, каждой из нас забронировали и оплатили такси, дали расписание.

Каждый день на столах были вода, кофе, сладости. Когда организаторы увидели, что я читаю информацию на упаковках со сладостями и считаю калории – тут же появился тазик с фруктами. И так во всем. Все интересы и потребности учитывались, все моментально корректировалось.

Я забыла, когда последний раз кто-то думал, как для меня что-то сделать так, чтобы мне это было удобно и приятно. До слез пробивало – я там вообще поплакивала регулярно.

Они мне сказали: «ОК, выбери тот вариант, который тебе больше всего нравится, который тебе удобнее и приятнее».

И кстати, там были люди, о которых реально надо заботиться. Была женщина одна – Джулия из Папуа Новой Гвинеи. Очень дикая на вид. Очень! Их было двое оттуда, очень колоритно выглядели – яркие одежды, зататуированные лица… Одна была очень прогрессивная тетка –  энергичная, по-английски говорила хорошо. А вот Джулия –  боролась каждый день. Было совершенно непонятно, что она говорит на этом своем английском  –  она боролась с непониманием. Она боролась со всем этим страшным для нее американским миром. Сумку носила всегда через плечо, никогда ее не оставляла даже в закрытом классе.

Она все время что-то снимала на телефон, а потом сидела, все снятое просматривала, и было видно, что изо всех сил пытается понять и осмыслить. Она не ходила за пределы гостиницы одна, она часто не понимала организационных объявлений…

О ней организаторы заботились – всегда ее мнение спрашивали, вовлекали в обсуждения, старались понять изо всех сил. А наши африканские девушки пытались сделать из нее младшую сестру и опекать…

Мы делали презентации проектов, в которых работаем каждая у себя в стране. Когда Джулия вышла рассказывать, что она делает, народ прослезился. Она объясняла такими доходчивыми способами, которыми она работает у себя в стране со своими племенами. Рисовала на картинке: вот корабль, вот парус, вот ветер. Вот как ветер влияет на парус.

Потом встала ее подруга и сказала: чтобы вы понимали, что делает эта женщина, – она миссионер, несет идею того, что ты сам творец своей судьбы. Она ходит от племени к племени по 20 км пешком каждый день.  В этих местах кровавые войны постоянно. В определенной части острова только ее пропускают на эти территории – как миссионера.

В этой программе по традиции лучшую презентацию награждают грантом в размере 1000 долларов. Этот грант основала семья человека, которого в 35 лет убили те, за чьи права он боролся. Так вот – было организовано тайное голосование среди самих же участников. И Джулия победила. Она повезла этот грант к себе, чтобы реализовать задумку делать пасту из арахиса, который в изобилии выращивают тамошние племена.

В ту части острова, где идут кровавые войны, только Джулию пускают туда «со стороны» – как миссионера. Порой ей приходится идти пешком по 20 км.

– В своем блоге Вы написали о том, что содержание и организация программы очень просты и очевидны – и при этом во всем есть очень глубокие смыслы….

– Да, вот пример. Мы разбирали тему лидерства. Нам показали один ролик – очень идиотский на первый взгляд. Представьте себе: зелёный склон, на котором на травке валяются и балдеют люди. И вдруг один из них встает и начинает прыгать и танцевать. Спустя время следом за ним поднимается другой, третий, четвертый. В финале ролика уже весь склон танцует и веселится.

Смотрите – вот лидер процесса. На кого ему надо сильнее всего обратить внимание, кого он должен сильнее всех любить, в кого больше вкладываться? Кто делает лидера лидером? Это тот, кто следующий за ним поднялся и стал прыгать. Второй человек. Если за тобой пошел кто-то другой – это и означает, что ты лидер. Именно второго надо холить и лелеять. Именно он определяет, являешься ли ты лидером.

Вроде простая тема, все про нее все знают, а тут такой неожиданный поворот, одна важная глубокая деталь.

– Вы писали еще и о необходимости развивать самосознание… О чём это?

– Вот смотрите. Иногда мы говорим: я не удовлетворен своей жизнью. А почему не удовлетворен? Я не достиг того, чего я хотел. А чего ты хотел? Это чистый самоменеджмент. Тот самый SMART – от него идем. Поставить цель, распланировать и так далее.  Сами знаем инструменты, сами их не используем.

Когда начался тренинг, руководитель нам сказала: используйте это время по максимуму для себя. И я решила, что буду наслаждаться каждой минутой и буду вести дневник всего хорошего, что со мной происходит. Завела красную тетрадочку, разлиновала на 4 сегмента: Тело, Душа, Семья, еще что-то… И стала писать. Через неделю там стали появляться еще и заметки «открытие дня».

Когда прошло 3 недели, я перелистала эту тетрадочку и увидела: сектор под названием «Душа» остался пустым. А мне для себя было важно там что-то написать – ну хотя бы «что я хочу делать». Через некоторое время я там написала, что я НЕ хочу делать.

Вот это – про глубокие смыслы в простоте, и про самосознание тоже.

Знаете, я смотрела на этих иссушенных женщин и понимала, что вижу наглядно результат отличий в воспитании мальчиков и девочек. Девочек воспитывают похвалой, а мальчиков критикой. И что получается, когда эти мальчики и девочки вырастают? В нашей культуре похвала не принята. В офисах, компаниях, министерствах с людьми начальники ведут себя жестко, а порой – и откровенно по-хамски. Мужчины это воспринимают нормально – у них с детства иммунитет на критику. А женщины все делают ради похвалы – и модели поведения выбираются именно такие, чтобы никому не навредить, чтобы для всех быть хорошей.

И вот делает-делает такая взрослая «девочка» все для того, чтобы помочь другим, свершить, успеть, создать. Не успевает завести семью. Детей своих не видит толком. Все время несется куда-то. А похвалу в ответ не получает. Никогда. В результате и возникает опустошение и часто – полная потеря смыслов, когда думаешь, что отряд не заметит потери бойца.

Ценность программы как раз еще и в том, чтобы с большим запасом снабдить женщин похвалами. Чтобы надолго хватило. Мы говорили слова одобрения соседу справа. Делали друг другу комплименты и учились принимать их. На плакатике каждого участника были прицеплены конвертики, куда тебе писали бумажки с похвалами. В конце ты этот конвертик открепляла и брала с собой, чтобы прочитать в самолете. Я читала и плакала – столько неожиданных похвал я получила. Это даже не просто слова «ты молодец». Там объясняли, почему я молодец. Мне говорили, что я – «life model» – то есть что у меня идеальная жизненная модель. Ну какая я к черту модель? Не замужем, куча проблем, ребенком толком не занимаюсь. А они меня такой увидели. Мне часто говорили, что я красивая. Что я сильная. Что на меня хотят быть похожими. Это очень впечатляет и заряжает.

На плакатике каждой из нас были прицеплены конвертики, куда тебе писали бумажки с похвалами. В конце ты этот конвертик открепляла и брала с собой, чтобы прочитать в самолете. Я читала и плакала – столько неожиданных похвал я получила.

Я благодарна организаторам, что они прямо «продавили» эту тему.  Часто пересиливая себя, я брала эти бумажки и писала похвалы другим участницам. «Спасибо, что ты была со мной в группе». «Спасибо, что мне помогла вымутить синюю наклейку». Нам раздавали наклейки на чемодан, я хотела синюю, а мне досталась оранжевая. Моя подружка взяла мою оранжевую наклейку, обежала всю группу, сделала кучу обменов и принесла мне синюю.

Простые вещи делали, а смыслы в этом глубокие! Про ценность себя, про понимание своего внутреннего ресурса. Про то, чего на самом деле мне не хватает.  С американскими программами, кстати, часто так. Сначала думаешь – ну как же мне надоело все вот это очевидное. А потом бац! – второе дно.

Может быть, потому что на таких программах обучения мозг «разлипает», и ты сам до всего доходишь. А они «всего лишь» создают для этого правильную атмосферу.

И мы ведь сами тоже  можем организовать себе такие возможности. Я летела домой и смотрела в самолете «Секс в большом городе» – там, где у супругов возникает запасная квартира для отдыха друг от друга, помните? Она ведь в результате не стала эту свою квартиру продавать – туда периодически наведывалась ее подружка, чтобы отдохнуть от семьи.

Ещё в 90-е годы читала советы какого-то американца, который писал, как важно вовремя отдыхать. Мне тогдашней этот совет был совершенно непонятен. А сейчас он мне понятен как никогда! Можем мы себе всё устроить так, чтобы вовремя отдыхать? Можем. Можем жить по смарту, чтобы не плакать над загубленными возможностями? Можем. Именно поэтому так важно иногда отползти в правильное место на время – чтобы мозги «разлипнулись», поставить себе цель, дойти до нее и быть счастливыми.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *