Мой первый тренинг – как это было

Провожу свой первый, пилотный тренинг в родном коллективе. Это и просто, и сложно. Как они меня воспримут в роли тренера? Удастся ли мне управлять группой? Пойдут ли дискуссии? Настроится ли группа на работу, а не только на «хорошо провести время»?

Пока готовлю класс, народ потихоньку подтягивается. Это радует, ведь тренинг назначен на непривычно раннее для нас время – 9 утра. К началу тренинга 2 стула пустуют. Нет Наташи и Кати. Стулья из круга мы убираем, начинаем разминку. Катя вскоре прибегает и пытается втиснуть свой стул в круг. Круг размыкается, но не настолько, чтобы Катя оказалась полноценным звеном. Надо или не надо просить участников, чтобы организовали пространство для опоздавшей? Не тороплюсь – жду, что будет. Катя, кажется, не чувствует себя ущемленной, и когда начнется выработка групповых правил, она проявит себя полноценным участником тренинга. Наташа так и не появляется. Жаль…

Разминку запланировала исключительно для того, чтобы группа почувствовала себя в своей тарелке (ведь они сейчас увидят друг друга в новом качестве и именно поэтому все, уверена, немного волнуются), проснулась и посмеялась. «Я люблю тебя, милая…, но не могу улыбнуться» — эту фразу все по очереди должны на полном серьезе сказать своему соседу слева. Ни один мускул не должен дрогнуть – иначе штрафной выход в круг! Мои обычно такие юморные ребята проделали это упражнение так, что не получилось ни одного штрафника! Ладно… Сейчас разогреются.

Тренинг общения – это как игра в дочки-матери. Можно наполнять чем угодно, и все будет в точку. Этим он прост, тем же и сложен. Но надо показать, что проблема общения существует, дать ощутить всю полноту этой проблемы. Продемонстрировать, из чего она проистекает. Поэтому правила мы вырабатываем не только ради правил, а ради проблематики. Я самоустраняюсь от участия в выработке правил, даже в роли модератора.

Удивляюсь, но происходит то, что должно было произойти. В группе определяются лидеры, которые ведут обсуждение, активные участники, которые вносят предложения и высказывают свое мнение, и совсем молчаливые. Договорились, что справятся за 20 мин. Время никто особо не контролирует, и я решила не подгонять. Когда несколько правил выработано, формировать список к доске делегируют Сашу как самого высокого. И тут происходит интересное: Саша кропотливо переписывает правила из своей тетрадки, а группа продолжает обсуждение. Про то, что «выдвиженец» работает у доски, все, кажется, позабыли… Жду, вспомнят или нет.
Но Саша сам о себе напоминает:
— У нас есть еще правила или это все?

Итог: группа справилась с заданием в оговоренное время, предъявив мне список ровно через 20 минут – потрясающий результат! Мысленно аплодирую. Однако проблему надо показать, и мы обсуждаем, что в разговоре у каждого своя правда, что именно поэтому бывает сложно прийти к общему решению, но сделать это стимулирует общая цель…

Сейчас понимаю, что обсуждение можно было сделать более острым, если обратить внимание группы, что было учтено мнение не всех. Ведь были же участники, которые молчали! Эх!…

Начинаем складывать «кубики» тренинга.

Обожаю игры в тренинге. Те, что моделируют какую-нибудь ситуацию и где надо найти решение. Играми можно «закрыть» несколько задач для участников сразу: и выявление собственного потенциала (что всегда просто сделать в игре и так непросто в реальной жизни), и выработка своей стратегии, и наблюдение за чужими стратегиями, и взаимодействие, и выработка понимания собственных ресурсов, и стимуляция потрясающих инсайтов… Мы играем в игру, которая должна подвести группу к теме аргументирования и убеждения. Эта тема очень тяжелая – основная задача здесь показать непродуктивность стремления доминировать, задавить, сломать аргументами. Не потому ль бытуют выражения «железные аргументы», «задавить аргументами»?..

Во время обратной связи завязывается интересная дискуссия – о том, надо ли додавливать сомневающихся аргументами или наоборот, дать подумать? Ловлю себя на мысли, что хочется в дискуссию вступить на правах участника, но отлавливаю его буквально за хвост. Фасилитатора – то есть помощника группы — в себе еще тренировать и тренировать. Задумываюсь, почему так веду себя? Вижу, что мои сотрудники, изголодавшиеся по обучению, на тренинге берут материал и обмениваются опытом и знаниями с куражом. А я — похоже, в силу руководящей позиции не доверяю группе. Надо недоверие в себе искоренять. Все, что нужно, заложено в самом участнике. То, до чего он дошел своим собственным умом – во сто крат ценнее того, что скажет даже самый распрекрасный консультант.

Подошли к тому, что кажется простым, а на деле далеко не каждому дано. Я все о том же – об умении строить диалог. Задавать нужные, «правильные» вопросы – такие, на которые будет получен нужный ответ. Держать инициативу в диалоге. Создавать эмпатийный фон – это важно для того, чтобы беседа, даже деловая, не была похожа на допрос или интервью. Чтобы разобраться с эффективными техниками, снова играем в игру. Её я выдумала сама, опираясь на почерпнутую в интернете процедуру «Доброжелательное выспрашивание», процедура показалась мне пресноватой, прямолинейной, и я добавила в нее интригу. Мы играем в презентацию, на которой у каждого участника есть своя скрытая цель, которую он может реализовать только при помощи других участников. Чтобы выяснить возможности партнеров, участники должны вступить в диалог и задать несколько вопросов.

Работа происходит в малых группах, где меняются говорящие и наблюдатели. После этого каждая группа генерирует «правила» выстраивания диалогов. Одна из групп, где лидирует Таня маленькая, взяла за основу идею открытости, честности, искренности – что ж, симпатичная позиция. Удастся ли с этой позиции достичь своих целей? Нет, цели достигли не все, но участники настолько вошли в роль, что решили другие «бизнес-задачи», когда не удалось решить основную.

После кофе-брейка переходим к интересной для меня теме – невербалике. В отличие от слов – жесты и мимика бывают почти в 100% случаев искренними. Научиться считывать состояние собеседника – такой запрос был почти во всех предтренинговых анкетах моих ребят. Делаю лекцию с показом слайдов. Супервизор мой и помощник потом раскритиковал меня за неумение обращаться с техникой, вплоть до собственного местоположения в пространстве «экран-проектор-участники». Что ж, приняла к сведению!

Лекция проходит, на мой взгляд, почти успешно: аудиальный и визуальный каналы дополняют друг друга. Мы смотрим жест за жестом, позу за позой, обсуждаем, что они значат. На одном моменте спотыкаемся. На картинке одна и та же женщина в разных позах. На первой – стоит, перекрестив ноги, смотрит прямо перед собой, руки сложены под грудью. На второй картинке она же, но глаза устремлены вверх и в сторону, ноги перекрещены, руки сложены на груди. Вопрос: где поза психологического напряжения, тревожности – ставит участников в тупик. Чтобы проиллюстрировать нагляднее, беру со стола скотч и бросаю Вике. И Вика, умница, делает именно то, что я от нее ожидала – отшатывается и прикрывается руками. Вспомнила я кусок лекции, который читал старенький профессор студентам, когда я лежала в родильном отделении: мужчины тянут одеяло на ноги, а женщины – на грудь.

Именно. В ситуации опасности женщины инстинктивно стремятся защитить тот орган, который нужен для выкармливания детей. (Спасибо Вике за участие в этом маленьком эксперименте и за то, что не подвела!) С этой позиции решаем, что вторая поза напряженнее, и двигаем дальше. После интерактивной лекции Женя задает провокационный вопрос, суть которого сводится к тому, что сейчас так много умников, который разбираются в тонкостях невербалики и контролируют свою, что имеет ли смысл все это изучать? Приглашаю отсмотреть видео, заснятое на предыдущем упражнении, и решить, стоило или нет.

Видео может оказаться тяжким испытанием для участников, и я рада, что мы отсматриваем его в группе, где все хорошо друг друга знают. На открытом тренинге такое делать, пожалуй, надо во сто крат аккуратнее, если стОит делать вообще! Собственная жестикуляция приводит многих в недоумение, и потом, в анкете обратной связи, кое-кто написал, что главным откровением стали свои невербальные проявления, над которыми хочется поработать…

После блока невербалики я организую мое любимое упражнение – «Найди выход из круга». Суть его в том, каким способом участник выберется из круга, организованного группой, взявшейся за руки. Будет ли прорывать круг или найдет простые, ясные, убедительные слова для того, чтобы его выпустили сами? Столько разнообразных стратегий взаимодействия, наверное, не даст ни одна метафора!.. Мы увидели и нашептывания на ухо, и прорыв с разбегу, да так, что Катя, которой досталось по руке, чуть не плакала потом, и уговоры, и попытку пролезть попой вперед, и подкуп деньгами…

До последнего сомневаюсь, проводить ли выгрузку?.. Не стала. Коротко объявив суть игры, отпускаю всех на обед и предоставляю возможность участникам подумать о своих стратегиях взаимодействия во время перерыва.

Вторая половина дня. Провожу для концентрации мысли разминку «33» и перехожу к блоку активного слушания. Участники объединяются в две команды. Задача – рассказать каждому о своей самой большой жизненной победе, а остальные внимательно слушают и при необходимости задают уточняющие вопросы. Бедолаги, они еще не знают, какой подвох я им готовлю. Рассказ именно о победе я задумала с двойной – даже тройной целью. Во-первых, подбодрить тех, кто фрустрирует после выводов, сделанных во время выхода из круга. Во-вторых, закрепить ситуацию успеха и актуализировать ресурсы участников, ведь тренировка уверенности в себе – одна из задач тренинга. Без уверенности никаких эффективных деловых коммуникаций не получится. В-третьих, нужны эмоционально окрашенные истории – чтобы их приятно было и рассказывать, и слушать. После всех рассказов прошу каждого пересказать максимально близко к тексту предыдущие 2 истории. На выводах, которые я поручила после всего сделать и записать каждой группе, обнаруживается занятная информация.

В одной из групп звучали «политкорректные» истории – такие, которые подходили одна к другой, не давая участнику показаться лучше или хуже остальных. По-моему, важный вывод! Ведь это один из приемов подстройки к собеседнику, возможность дать ему почувствовать – «мы одной крови»! В другой же группе сложилась очень доверительная атмосфера – участники рассказывали очень человечные, но при этом очень разные истории: о том, как рождался ребенок, о выживании после аварии… И такая позиция мне симпатична – потому что и это подстройка: «гляди, я тебе доверяю! Я перед тобой открылся – так не подведи меня!» Молодцы!

После блока активного слушания мы переходим к ключевой теме тренинга. О психологическом айкидо многие слышали и некоторые даже читали, но мало кому близка суть этого приема, описанного Михаилом Ефимовичем Литваком. Поэтому двигаемся мы медленно и поступательно: от интерактивной лекции, объясняющей суть и причину эффективности амортизации для построения долговременных отношений, к разбору шаблонов амортизационных ответов, а затем на этих шаблонах придумываем списки ответов на те «наезды», которые участники ранжированием определили как самые болезненные и часто встречающиеся в их практике. Результат – 6 листов с заголовками в виде агрессивной реплики воображаемого собеседника и по 7 вариантов амортизационных, предотвращающих конфликт ответов. Отлично поработали! Решаем все сгенерированное коллективным разумом собрать и внести в корпоративный кодекс поведения.

Завершается блок психологического айкидо жестким упражнением – черным стулом. Каждый севший на черный стул получает порцию критики от коллег, и должен эту критику принять и ответить на нее в стиле айкидо. Здесь важно специально организовать пространство: замкнутый круг не пойдет. Критикуемый реально должен сидеть один перед толпой, поэтому стулья мы расставляем полукругом, а черный стул ставим напротив него. Упражнение идет с трудом: участникам трудно и критиковать, и отвечать, не опираясь на старые поведенческие шаблоны, то есть стремясь «отбрехаться» и во что бы то ни стало отстоять свою правоту. На разборе упражнения с супервизором получаю подсказку: надо было дать участникам время подготовиться и держать шаблоны ответов под рукой.

Что получают мои ребята от этого такого непростого упражнения? Кроме тренировки очевидных словесных шаблонов – еще и полезные навыки выстаивания в ситуации агрессии, воспитание уверенности в себе, понимание, что любая критика не так страшна, если видеть в ней ресурс для роста, а не стимул к войне.

Переходим к самому большому блоку тренинга – большой деловой игре. И вот тут, наряду с тренировкой всех умений, полученных сегодня, прорывается мощный позыв к творчеству! Объединенные в три подгруппы участники придумали каждый свое диковинное государство, со своим политическим строем, экономикой, ресурсами, населением. Очередной раз доказали, что реклама – это прежде всего креатив! Надо будет иметь в виду эту игру на тренингах креативности, чуток ее видоизменив.

Заканчиваем этот трудный день мы, как принято, обратной связью. Позитивные и по делу слова участников греют мне сердце. Почти все отметили как самый полезный блок психологического айкидо! Предложили периодически практиковать «черный стул». До глубины души поразил меня Эдик, который, оказывается, сильно не хотел идти на тренинг. По завершении радовался, что пришел, поучаствовал и благодарил за возможность. Мне показалось, что был чрезмерно критично настроен к себе по ряду моментов – у него все великолепно получилось.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *